фотоаппарат Leica
Фотокорреспондент Роберт Диамент
Северный флот в Великой Отечественной войне
Фотоархив
Статьи > Народные дары североморцам, сражавшихся с фашизмом

Народные дары североморцам, сражавшихся с фашизмом

Автор Диамент Л.Р.

Опубликовано: «Отечественная военная история». Вып. 2, 2003 г.

Этот фотоочерк – о североморцах и тружениках тыла. Его цель показать их лица, их судьбы. Будучи воинами на передовой, они оставались людьми со всеми их бедами и заботами. Такими же бойцами, но уже трудового фронта, оказались дети, старики, женщины и кадровые специалисты, труд которых был не менее доблестным, чем у сражающихся мужчин.

Война проявила в них, мирных людях, лучшие глубинные качества, присущие только представителям сильного цельного народа.

В этом очерке силой фотографии мне хотелось показать не только тяготы войны, горечь потерь, но и вклад сибиряков и жителей других областей нашей Родины, собравших средства для постройки подводных лодок, самолетов и находивших в себе силы направлять подарки бойцам, в Победу.

Некоторые ветераны-североморцы живы и по сей день. Их воспоминания помогли воссоздать эмоциональную обстановку того далекого времени.

Послевоенным поколениям, которым посчастливилось не испытать на себе напряжение военных буден, боев в студеных сопках Заполярья и на морских коммуникациях сурового Баренцева моря, удастся ознакомиться со многими хранящимися в Центральном Военно-Морском Архиве материалами об этих событиях. В том числе и о посещении в годы войны Северного флота делегаций из Сибири и Ярославля с подарками от жителей этих областей.

Сведения о боевых действиях подводников взяты из книг «Боевая летопись Военно-Морского Флота в 1941-1942 и 1943 гг.». По этим же источникам были уточнены многие факты, о которых вспоминали автор снимков и ветераны – участники и очевидцы событий.

В 1942 и 1943 годах Красная Армия вела напряженные бои на всех фронтах. В это переломное в войне время по все стране шел сбор средств на постройку танков, кораблей и другой боевой техники для армии, авиации и флота, а шефские связи флота с трудящимися республик и областей страны стали еще теснее. Население от всей души готовило воинам множество подарков, самых необходимых на передовой. Об этом патриотическом порыве народа командование Северного флота, работники политотделов, партийных и комсомольских организаций со страниц газет, боевых листков и в личных беседах подробно рассказывали североморцам.

Постоянно и широко практиковался обмен делегациями североморцев и тружеников тыла. Осенью 1942 г. к подводникам-североморцам прибыла очередная делегация трудящихся Урала. На митинге, состоявшемся 13 сентября, Член Военного Совета вице-адмирал А. А. Николаев выразил чувства всех собравшихся: «Разве можно победить страну, которая имеет такое крепкое единство Вооруженных Сил и тыла!». Эта мысль присутствовала в выступлениях начальника политуправления Северного флота генерал-майора Н. А. Торика, комсомольца сталевара Вишняков-Вишневецкого, уральской комсомолки Углевой, подводника гвардии старшины 1-й статьи Лебедева. В заключительном слове Герой Советского Союза Иван Александрович Колышкин, принимая гостей, сказал: «Докладываю вам: подводники воюют неплохо, но то, что мы потопили, – еще мало. Мы будем постоянно увеличивать свой боевой счет. Будем стараться бить фашистов насмерть, до полного их истребления на нашей земле. Так и передайте народу! И к вам есть просьба, дорогие уральцы. Хотя работаете вы в тылу хорошо, но фронту нужно еще больше оружия и боеприпасов. Надеемся, что труженики Урала не уронят своей чести. Помните – мы воюем одной семьей, единым боевым лагерем. Победа зависит от нас и от вас!».

Начиная с осени 1942 года и до конца 1943 года, на Северный флот поступали «малютки», построенные на личные сбережения советских людей:

1. «М-104» – «Ярославский комсомолец» (командир капитан-лейтенант Ф. И. Лукьянов);

2. «М-105» – «Челябинский комсомолец» (командир капитан 3 ранга В. Н. Хрулев);

3. «М-106» – «Ленинский комсомол» (командир капитан-лейтенант П. С. Самарин);

4. «М-107» – «Новосибирский комсомолец» (командир ст. лейтенант В. П. Кофанов);

5. «М-108» (командир капитан-лейтенант Г. Д. Коваленко);

6. «М-119» (командир капитан-лейтенант К. М. Колосов);

7. «М-200» – «Месть» (командир П. С. Шматов).

В феврале 1943 г. в Полярном состоялась приемка лодок, построенных на средства, собранные комсомольцами и молодежью Южного Урала и Ярославля. На них был поднят Военно-Морской флаг. Вновь к подводникам-североморцам прибыли делегации трудящихся Урала и других областей, представляющих коллективы заводов и колхозов, областных комитетов ВКП(б) и комсомола.

Для постройки двух подводных лодок – «Ленинский комсомол» и «Челябинский комсомолец» всего за месяц в Челябинской области было собрано 55 миллионов рублей ... Поражает воображение, ведь всего за один месяц – и на две подводные лодки ... , но так было. В наши дни, задним числом, об этом кое-кто может говорить все, что угодно. Но в то время, когда враг стоял на пороге, народ действительно отдавал последнее, чтобы не впустить его в дом.

Ежедневная краснофлотская газета Северного флота «Краснофлотец» подробно знакомила североморцев со всеми значительными событиями, происходившими в Заполярье. Естественно, что о получении подводных лодок в дар от народа, и о сибиряках, прибывших на флот для передачи их, газета сообщала из номера в номер.

Первая из лодок, «М-104» («Ярославский комсомолец»), построенная на средства, собранные комсомольскими организациями Ярославской и Челябинской областей Приказом командующего флотом 20 февраля 1943 года после завершения 12 февраля ее заводских и приемных испытаний была включена в состав 4-го дивизиона подводных лодок Северного флота.

Такие заслуженные специалисты, как трюмный подводной лодки «М-104» – «Ярославский комсомолец», мичман Кукушкин, составляли основу экипажей этих подводных лодок.

16 апреля эта лодка вышла в свой первый боевой поход на позицию в Варангер-фьорде, и в районе мыса Лангбунес она встретилась с крупным конвоем противника из шести транспортов и шести кораблей охранения. Прорвавшись через две линии вражеских кораблей, лодка успешно атаковала транспорт водоизмещением более 10 тыс. т.

10 мая, следуя маршрутом на рейд Пумманки для зарядки аккумуляторных батарей, подводная лодка «М-104» подверглась внезапному налету девяти Ме-109. В результате она встала в ремонт, а пункт зарядки аккумуляторов подводных лодок, действующих в Варангер-фьорде, был перенесен в бухту Цып-Наволок.

Вторая лодка – «М-105» («Челябинский комсомолец») после окончания государственных приемных испытаний 19 апреля 1943 г. также была включена в состав 4-го дивизиона бригады подводных лодок СФ. Ее командиром стал капитан 3 ранга В. Н. Хрулев, который впоследствии стал достойным продолжателем дел «малюточных» асов.

И подводники-североморцы выполнили наказ. Уже на следующий день, 20 апреля, выйдя в свой первый боевой поход на позицию в Варангер-фьорд, подводная лодка в районе мыса Комагнес атаковала вражеский конвой из четырех транспортов под защитой 7 кораблей и произвела по транспорту водоизмещением около 7-8 тыс. т двухторпедный залп, атакованное судно было потоплено.

29 июня у мыса Харбакен лодка «М-105» со стороны берега атаковала конвой противника в составе двух транспортов, четырех кораблей и двух катеров охранения, выпустив по нему две торпеды. На лодке были услышаны два мощных взрыва. Однако из-за преследования кораблями эскорта, сбросившими безрезультатно 11 глубинных бомб, визуально наблюдать результат атаки Хрулев не смог. Тем не менее, торпедированный транспорт считался поврежденным.

О восприятии боя моряками, находящихся в замкнутом объеме лодки, о спокойном уверенном выполнении подводниками порученной работы уже в своем первом походе этой лодки вспоминал бывший командир знаменитой подводной лодки «Д-3», затем помощник начальника штаба СФ, капитан 1 ранга Ф. В. Константинов. «Уже далеко за кормой остался мыс Хибергнесет, когда акустик комсомолец Г. Демьяненко доложил о шуме винтов.

Когда дистанция до объекта атаки уменьшилась, Хрулев на короткое время вывел лодку на перископную глубину.

В первом отсеке в напряжении застыл у рычага торпедных аппаратов комсомолец Иван Сафонов.

- Залп!

Сафонов, всем корпусом подавшись назад, рванул рычаг.

Это была первая победа комсомольской «Малютки».

Через одиннадцать часов она уже входила в Екатерининскую гавань.

Товарищ командующий флотом! Экипаж подводной лодки «Челябинский комсомолец» выполнил боевое задание. Мы потопили фашистский транспорт водоизмещением 7000 тонн, – доложил Хрулев.

В Челябинский обком комсомола полетела отчетная телеграмма».

Следуя в надводном положении, лодка в районе мыса Скальнес 4 октября вскоре после полуночи обнаружила сначала четыре силуэта кораблей, а несколько позже – четыре транспорта и еще несколько кораблей охранения. С перископной глубины, командир лодки Хрулев выпустил по головному судну две торпеды и наблюдал в перископ между фок-мачтой и мостиком судна взрыв и высокий столб воды. Эхо взрыва слышали и другие подводники лодки. Торпедированный ими гитлеровский противолодочный корабль «UJ-1214» затонул.

В марте 1944 года лодкой «М-105» был уничтожен один из четырех транспортов, шедших в двойном кольце охранения каравана.

Трагична была судьба третьей подводной лодки «М-106» («Ленинский комсомол»).

Построенная на средства, собранные комсомольцами и молодежью Южного Урала, Приказом командующего флотом 11 мая 1943 г она была включена в состав 4-го дивизиона бригады подводных лодок. Но, выйдя 30 июня под командованием капитан-лейтенанта П. С. Самарина в свой первый поход для поиска целей на коммуникациях противника, подводная лодка «М-106» в районе Вардё подверглась атаке вражеских противолодочных кораблей «UJ-1206» и «UJ-1217» и, получив тяжелые повреждения, затонула со всем экипажем.

Поступившие от промышленности, четвертая подводная лодка – «М-107» («Новосибирский комсомолец») и пятая – «М-108», собственное наименование которой присвоено не было, 2 июня были зачислены Приказом командующего флотом в состав бригады подводных лодок СФ.

Подводная лодка «М-107», находившаяся 11 сентября на позиции в районе мыса Харбакен, встретилась с конвоем противника в составе транспорта и двух эскортных кораблей. Выйдя в атаку, командир лодки ст. лейтенант В. П. Кофанов выпустил две торпеды. Через 1, 5 мин раздался мощный взрыв, и вражеский противолодочный корабль «UJ-1222» («KUJ-23») затонул.

9 октября лодка «Новосибирский комсомолец» в районе мыса Лангбунес атаковала следовавшие в Варангер-фьорде три вражеских транспорта. Выпустив по головному судну водоизмещением около 6 тыс. т две торпеды, подводники через 1, 5 мин слышали взрыв, а еще через 10-12 мин командир лодки ст. лейтенант В. П. Кофанов в перископ, наблюдал на поверхности моря только два транспорта. Предполагалось, что атакованное судно затонуло.

Со всех концов страны шли на флот письма и посылки с подарками. В письмах совсем незнакомые люди рассказывали моряками о результатах своей работы для фронта, которые в то время называли «ударными вахтами», рассказывали о том, что у станков их заменили подростки и женщины, и вот они-то и «куют» оружие. Правда, о своих колоссальных невзгодах, преодолеваемых в тылу, старались умолчать – берегли психику бойца. Писали и малые дети – учеба, труд и наказ бить фашистов, отнявших у них отцов и старших братьев, – было содержанием их писем.

Получали краснофлотцы и коллективные письма. К североморцам обратились трудящиеся Новосибирской области. Это письмо было опубликовано в газете и зачитывалось политинформаторами на кораблях, лодках и во всех частях, сражающихся в Заполярье. Из писем, а потом в разговорах с делегатами сибиряков, бойцы севера убеждались, что их имена и подвиги широко известны в тылу. Получив заряд положительных эмоций от подарков, прочтения писем, моряки, летчики и бойцы морской пехоты с еще большей ненавистью громили врага.

Активными действиями на просторах Баренцева моря отличалась подводная лодка «М-119», шестая из переданных СФ. Ее экипажу было чем рапортовать сибирякам. В феврале и марте 1943 г. она несла дежурство на позициях в Варангер-фьорде. Мастерство молодого экипажа и его командира капитан-лейтенанта К. М. Колосова уже в первом походе позволили серьезно повредить судно водоизмещением около 8 тыс. т и надолго вывести его из строя. Это срывало вражеские перевозки. А 4 марта у мыса Стуршер двумя торпедами лодка потопила транспорт противника водоизмещением 6 тыс. т, следовавший в охранении двух тральщиков. Очередные победы произошли 18 марта в районе маяка Стуршер, когда командир лодки двухторпедным залпом уничтожил транспорт, шедший в охранении двух сторожевых кораблей противника, и 1 мая в районе мыса Маккаур когда лодкой был потоплен крупный транспорт гитлеровцев.

Потопление вражеского транспорта считалось признанным, если этот факт был зафиксирован фотосъемкой через объектив перископа, докладом самолета-разведчика или иными береговыми службами наблюдения. Если подводники слышали сильный взрыв, а дополнительных подтверждений, по каким-либо причинам, не поступило, судно считалось поврежденным. Так было и 19 ноября у входа в Сюльте-фьорд с транспортом водоизмещением около 2, 5 тыс. т.

Последней, седьмой, прибыла подводная лодка «М-200» («Месть»), также построенная на средства, собранные народом с участием вдов погибших моряков. Приказом Народного комиссара ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова она в числе других шести вновь построенных подводных лодок была с 19 марта по 2 июня переведена из Каспийского моря в Белое и зачислена в состав СФ.

Переход лодки совершали своим ходом и на буксире, в плавучих доках, по рекам Волга, Шексна и Северо-Двинской водной системе. И не надо забывать, что весь переход был произведен в условиях повышенной секретности через территории, подверженные действиям авиации противника. Первые из них («С-104», «С-14» и «С-15») прибыли в Архангельск поздно вечером 25 мая, а 28 мая – «М-200» («Месть»).

Уже 2 июня все шесть подводных лодок вместе с передислоцированной в Молотовск плавучей базой «Память Кирова» были зачислены в Учебный отряд подводного плавания СФ.

Не только подводники были предметом заботы советских людей. Моряки эсминцев, лидера эсминцев «Баку», катерники, летчики через письма, личные подарки и вооружение, получаемые в подарок от людей, отрабатывающих смены за себя и за своих мужей, отцов и братьев, ощущали теплоту их сердец. Бойцы понимали, как непросто приходилось людям, работающим в тылу,

Гвардейский эсминец «Гремящий» 31 марта 1943 г. в г. Полярном принимал делегацию шефов из Новосибирска. Моряки познакомили гостей с вооружением, которым они громят врага. И хотя это или такое же оружие создавалось на заводах Урала, увидеть творение рук своих на корабле и ощутить его в своих руках, было интересно не только каждому рабочему, но и всем, кто имел какое-либо отношение к поддержке своей армии и флота.

Делегаты были желанными гостями в матросских кубриках. Эти встречи возвращали мысли бойцов к мирному труду. Хотелось скорее разбить врага и вновь заняться привычными делами у станка, на тракторе, учить детей.

И, наконец, наступил долгожданный момент получения подарков. Всмотритесь в радостные лица моряков, совсем еще молодых ребят, которым мичман и старшина раздают банки с огурчиками и компотом, махорку и многие другие мелочи, крайне необходимые в повседневной жизни, присланные сибиряками. Кроме прагматического, утилитарного значения, эти подарки напомнили им родной дом, семью.

Дружба москвичей и жителей Московской области с североморцами зародилась еще в самом начале становления СФ, свое развитие она получила во время войны.

И вот еще об одной грани народного бескорыстия хотелось бы рассказать.

В те времена, когда победы в бою, потери друзей и своя собственная смерть стерегли летчика, моряка, да и любого бойца, ежедневно и ежечасно, они сами, получая помощь тыла, принимали посильное участие в сборе средств на пополнение оружием боевых частей флотов и фронтов.

На кораблях, в авиасоединениях и на позициях бойцы подписывались на новый Военный 3аем, отдавая, порой, свою квартальную зарплату на оборону страны и освобождение ее от фашистского ига. В Москву полетела телеграмма Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину за подписью командующего Северным флотом вице-адмирала А. Г. Головко, члена Военного совета флота контр-адмирала А. А. Николаева и начальника политического управления СФ генерал-майора береговой службы Н. А. Торика, текст которой 30 января был опубликован в центральных газетах. В телеграмме говорилось о внесении краснофлотцами и командирами средств из своих личных сбережений на строительство самолетов и танковой колонны.

На кораблях, на аэродромах, перед морскими пехотинцами Северного флота постоянно выступали московские концертные фронтовые бригады.

Такие всемирно-известные имена, как скрипач Московской филармонии Самуил Яковлевич Фурер, народные артисты СССР Анастасия Платоновна Зуева, Николай Иванович Дорохин из МХАТа, артистка Большого Театра Сусанна Звятина и многие другие актеры были частыми гостями на аэродромах и кораблях у североморцев.

И это тоже связь тыла с фронтом, но это отдельная тема.

Трудно перечислить всех североморцев и тружеников тыла, своей борьбой с фашистскими завоевателями мирового господства, трудом и жизнью приближающих день Победы, да в рамках фотоочерка это просто невозможно.

Некоторые ветераны живы и по сей день. Их воспоминания помогли воссоздать эмоциональную обстановку того далекого времени.

Глубокая благодарность за помощь, за воспоминания и предоставленные материалы военных лет вице-адмиралу Николаю Антоновичу Торику, контр-адмиралу Петру Андреевичу Грищуку, краснофлотцу Илье Иосифовичу Каганову.

Вернуться к списку статей

 © 2005-2018  архив, разработка сайта: Правовая информация
  Rambler's Top100