фотоаппарат Leica
Фотокорреспондент Роберт Диамент
Северный флот в Великой Отечественной войне
Фотоархив
Статьи > Юбилей североморца

Юбилей североморца

Автор Диамент Л.Р.

Опубликовано: Газета «Еврейские вести»

Прошло 85 лет с тех пор, как 14 декабря в г. Харькове в простой еврейской рабочей семье родился мальчик. Отец мальчика от природы был одарен большими музыкальными способностями и все свободное время посвящал пению в академической хоровой капелле. Его музыкальность унаследовали дети. Маленький Илья с 7 лет начал заниматься с учителем музыки и петь в синагоге. В 15 лет поступил учиться на электрика в ФЗУ. По комсомольскому призыву в 1936 г. был направлен на Черноморский флот, а после демобилизации в 1940 г. попал в Москву.

Типичная судьба одного из многих, обычный путь довоенной молодежи.

Работал на автокузовном заводе по военным заказам, поэтому в армию был призван только в начале 1942 года.

А вот что было потом — одновременно и ад, и сказка, впрочем, как и у многих ветеранов в нашей стране. После ускоренной подготовки во «Флотском полуэкипаже» в Москве в апреле 1942 г. морской пехотинец Илья Иосифович Каганов в составе отдельного батальона морской пехоты попадает на Северный флот.

Здесь батальон расформировали и распределили по различным частям. Молодому бойцу выпало служить на п-овах Рыбачем и Среднем. Этот рубеж обороны на голых безлесных скалах с порожистыми реками называли «ключом к Северу». Илью Иосифовича определили вторым номером к пулеметному расчету, впрочем, все эти номера были весьма условны в том пекле. Приходилось старшему краснофлотцу доставлять на передовую патроны, термосы с едой, а когда выбивали первый номер, браться за пулемет и продолжать бой. Этих отчаянно смелых, мужественных парней на п-овах Рыбачьем и Среднем летом называли подносчиками, а зимой — «ботиками». Такое нежное прозвище они получили за некоторое сходство с маленькими, юркими катерами, выполнявшими под огнем противника, кроме боевых, еще и функции доставки по воде на острова снарядов, патронов, гранат и продовольствия. Работа и тех, и других была смертельно опасной. Ходить на передовую в солнечный бесконечный полярный день и долгую полярную ночь приходилось иногда несколько раз в сутки, но чаще их первый выход был и последним. Все подходы к боевым постам передовой плотно простреливались гитлеровцами, занимавшими господствующие высоты. Там каждого бойца преследовала смерть, его жизнь висела на волоске.

Но это в идеале, в жизни не всегда так было, чаще «ботик» надеялся только на себя и на счастливый случай.

Выживали те, кому сопутствовала удача, а главное, в ком сочетались отвага с осмотрительностью и с колоссальной силой воли. Но кроме этого, было еще одно обстоятельство — личность командира. Достался Каганову старшина, который, зачастую, повторно отправлял его, только что вернувшегося с передовой, обратно туда же со срочным пакетом, даже не давая возможности отдохнуть. Но однажды на это обратил внимание старший лейтенант, командир роты, и сделал взбучку старшине, сказав слова, запомнившиеся солдату на всю жизнь: «Оставь в покое Каганова. Он один еврей в нашей части, его надо беречь».

Еще важно было сохранить в себе нравственный стержень. В кошмарные дни мая 1942 г. Илья Иосифович писал родным: «Ребята здесь собрались очень хорошие и дружные, большинство из Москвы. Ну, вы знаете, стоит только мне показаться, как, конечно, вся гитлеровская война потерпит крах» — старался подбодрить близких и успокоить их (и эту свою черту характера он пронес через всю жизнь).

И вот «ботик» вернулся с передовой. Его землянка выбита в гранитной скале и засыпана глубоким снежным сугробом. Беспокойно проходил очередной кратковременный отдых. Нары в два этажа. Нижний ярус залит талой водой, которую приходилось постоянно вычерпать. Шинель на морозе превращалась в ледяной панцирь. Дикие ветры высушивали ее прямо на бойце. И снова на передовую с важнейшим грузом мимо вражеских снайперов и минометчиков. Ходил со всеми в атаку, вступая в неравный гранатный бой с немцами, сбрасывающими гранаты сверху вниз, а вот наверх забрасывать, было куда труднее. Выбивал неприятеля с высоток и хоронил своих друзей в расщелинах, укрывая их дерном и ягелем. Осколки от двух ранений до сих пор доставляют страдания морскому пехотинцу.

Так воевал Илья Иосифович, он всегда честно и добросовестно выполнял порученную ему работу.

После войны ветеран остался верен своей боевой юности. При упоминании Муста-Тунтури, Среднего, Рыбачьего, Северного флота в добрых глазах вспыхивают искорки. Его стихия — флот и конечно же любовь к Северному флоту прошла через всю жизнь.

В течение 18 лет он был председателем организационной комиссии Президиума Совета ветеранов КСФ. Активный организатор встреч ветеранов и фотовыставок в ЦДРИ и ЦПКиО в дни Победы, юбилеев североморцев, концертов в праздничные дни, школьных музеев, бесед со школьниками и учащимися ПТУ. Сейчас он член президиума Союза евреев инвалидов и ветеранов войны.

Сколько ветеранов остались благодарными ему за помощь, за поддержку в различных житейских проблемах! Десятки теплых писем от них хранятся в его домашнем архиве.

За боевые и трудовые заслуги североморец был награжден орденом «Отечественной войны 1 степени», медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Советского Заполярья» и многими другими.

И сегодня энергия, жизнелюбие и оптимизм являются примером для молодого поколения и поддержкой друзьям — ветеранам Великой Отечественной войны.

Прекрасна жизнь этого замечательного, мужественного и скромного человека.

Пожелаем ему долгих лет жизни, сохранения здоровья и активности для выполнения его жизненных планов.

Вернуться к списку статей

 © 2005-2018  архив, разработка сайта: Правовая информация
  Rambler's Top100