фотоаппарат Leica
Фотокорреспондент Роберт Диамент
Северный флот в Великой Отечественной войне
Фотоархив
Статьи > 65-летие легендарной атаки Тирпица

65-летие легендарной атаки Тирпица

Автор Л.Р. Диамент

Географическое положение Заполярья с его незамерзающими морями способствовало использованию северного маршрута для получения от союзников военных поставок по ленд-лизу. Охрану караванов в подопечной нам зоне осуществлял Северный флот. Североморский подводный флот быстро осваивал науку побеждать, и победы не заставили себя ждать. Уже через три недели после начала войны, несмотря на внезапность нападения, гитлеровские войска не имели ощутимого преимущества. В 1941 г. наши подводные лодки совершили 81 боевой поход, выходили в торпедные атаки 52 раза, было потоплено 14 кораблей и судов противника, один транспорт был поврежден. В условиях подводной войны не всегда победы лодок удавалось подтвердить достоверными данными, например, фотосъемкой. Бывало не до нее, когда на лодку набрасывались охотники и рядом с корпусом грохотали разрывы глубинных бомб. Но что характерно: немецкий, достаточно тенденциозный, предвзятый и субъективный историк, в прошлом гитлеровский адмирал Фридрих Руге, говоря о боевых действиях на Северном театре и изображая пассивность советского флота, не смог обойти молчанием деятельность советских подводных лодок в 1941 г. Он писал: «Русские подводные лодки вели себя агрессивнее и действовали искуснее, чем в Балтийском море. С середины июля до конца октября они, по крайней мере, 40 раз атаковали немецкие суда и потопили 7 пароходов и одного охотника за подводными лодками (паровой рыболовный траулер). Ныне известно, что часть этих успехов надо отнести на счет английских подводных лодок, действовавших из Мурманска. Во всяком случае, охранение немецких конвоев пришлось усилить»1.

Газета «КРАСНОФЛОТЕЦ» 04.02.42 № 95 С. 3

Герои - подводники

Советские моряки-подводники обычно замечают противника раньше, чем он их. Заметив же - немедленно атакуют.

Место, где укрываются фашистские корабли - большей частью «чулки», глубокие и узкие и лечь, опереться тут негде. Сумел залезть, сразу оценивай обстановку, быстро принимай решение, осуществляй его и быстро возвращайся обратно.

Два с половиной месяца назад правительство наградило боевым орденом Красного Знамени подводную лодку «Д-3» и присвоило звание Героя Советского Союза старейшему подводнику севера - капитану 2 ранга Ивану Александровичу Колышкину. Сейчас еще три наших командира вошли в славную семью Героев Советского Союза. Четыре лодки - первые из всех кораблей РКВМФ - стали гвардейскими. За время войны они потопили 24 вражеских корабля общим водоизмещением более 85 тысяч тонн.

Капитан 2 ранга Н.А. Лунин - опытный, бывалый моряк. Однажды в узком проливе, врезавшись в охранение конвоя, под разрывами глубинных бомб атаковал и утопил большой транспорт. От его торпед 8 вражеских транспортов покоятся на дне Баренцева моря. Подстать командиру и его славный экипаж.

Капитан 3 ранга В.Г. Стариков - молодой подводник, показавший в войне образцы стремительности и отваги. Стреляя без промаха, он уничтожил 8 транспортов и боевых кораблей противника.

Капитан-лейтенант И.И. Фисанович известен среди подводников, как командир лодки, отважившийся и успешно осуществивший первый прорыв в тесную и сильно защищенную бухту врага. Его сопровождал тогда Колышкин. Фисанович, как хороший штурман, умело маневрируя в узкостях между берегами и отмелями, прорвался в гавань и потопил транспорт, стоящий у причала.

Это было так неожиданно, что стоящие рядом корабли - охотники за подлодками не смогли сразу разобраться в обстановке и организовать преследование.

Контр-адмирал Н.И. Виноградов

Одним из командиров, которые создавали СФ, крепили его боевую мощь, воспитывали бесстрашных подводников был опытнейший Николай Александрович Лунин. В 1928 г. по окончании обучения в Учебном отряде подводного плавания им. С.М. Кирова он был назначен помощником командира подводной лодки, а с 1938 г. направлен служить на Северный флот. С первых же дней войны лодка «Щ-421» под командованием Н.А. Лунина начала активные действия на вражеских коммуникациях. Героизм подводников особого свойства. Это не просто смелость и воинская храбрость. Им присуща необычная дерзость в совершенно немыслимых ситуациях. 26 октября 1941 года «Щ-421» ушла в очередной боевой поход. В районе Тромсё моряки 2 ноября обнаружили и потопили транспорт противника. Через неделю отправили на дно еще один. На следующий день, уйдя от преследования, экипаж в условиях нулевой видимости, ориентируясь только с помощью акустических пеленгов, одержал третью победу. После этой атаки лодка была атакована глубинными бомбами2, но удалось уйти. Возвращался Н.А. Лунин, собрав ценные разведывательные данные о состоянии противолодочной обороны противника. Три победы с 26 октября по 17 ноября, три потопленных транспорта общим водоизмещением 19—20 тыс. т. за один боевой поход!.. В базе с нетерпением ожидали возвращения каждой подводной лодки, но встречи лодок, одержавших две, три или четыре победы становились праздником всей Бригады. Каждый раз лодки на пирсе встречало командование, однополчане, возникали стихийные митинги. Духовой оркестр ансамбля СФ играл торжественные марши, их снимали фотокорреспонденты северомор ской газеты «Краснофлотец» и центральных газет, операторы кинохроники. Летом девушки-связистки сфлотского радиоцентра собирали огромные букеты полевых цветов иван-чая и вручали героям.

В любую погоду среди встречавших можно было видеть командующего СФ вице-адмирала Арсения Григорьевича Головко и члена Военного совета СФ вице-адмирала Александра Андреевича Николаева, к которым с любовью и безграничным уважением относились все североморцы. И, салютуя о победах в данном походе, подводники уже издалека привычно высматривали на пирсе знакомые фигуры. Командиры лодок готовились отдать рапорта. Подводники сходили на берег, уставшие, с многодневной щетиной на щеках, но безмерно счастливые, гордые сознанием выполненного долга.

Пока лодка стояла, отдыхая у пирса в ожидании приказа на следующий выход, береговая служба тыла выполняла необходимый для нового похода ремонт, подвозила продовольствие, упакованное в удобную для размещения на корабле тару, а подводники, побывав в бане и как следует попарившись, возвращаясь в казармы, находили на своих койках аккуратно заправленное чистое белье. Такую заботу моряки, вернувшиеся из тяжелых походов, высоко ценили. И это тоже способствовало их психологическому восстановлению. В представившиеся часы отдыха матросы могли прочитать долгожданные письма из дома, а в это время кок готовил праздничный стол с поросятами в Доме ВМФ.

За торжественным столом собирался весь экипаж, приглашенные на торжество командование и друзья-подводники. Хозяином праздника был командир лодки. Обращает внимание скромность застолья, без крепких возлияний, но, сколько теплых слов и пожеланий многих побед звучало здесь. Обычай праздничного стола с поросятами появился случайно, но, как говорится, «экспромт должен быть хорошо подготовлен». Опытный и внимательный к людским проблемам политработник, Член Военного совета СФ вице-адмирал А.А. Николаев, предложил в подсобном хозяйстве разводить поросят. Ими решили премировать экипажи за каждый потопленный транспорт. Потом морская молва победные залпы возвращающихся лодок связала с числом жареных поросят. Вот так рождалась традиция.

Командир береговой базы капитан 3 ранга Григорий Павлович Морденко, бывало, в шутку сетовал в тех случаях, когда иные лодки стали «привозить» с моря по две, а то и по три победы: «Ну, разве тут напасешься поросят!»3. Со временем традиция претерпела некоторые изменения. Победы стали слишком привычным и обычным делом, чтобы каждый раз устраивать праздник. Поэтому торжественный обед готовили, когда лодка возвращалась с первой победой, или одерживала победы в нескольких походах подряд, или боевой успех совпадал с корабельным праздником — годовщиной со дня подъема флага4.

В январе 1942 г. в связи со сложившейся обстановкой на море Гитлер приказал перебросить в полярные моря значительные морские и воздушные силы, с целью использования их для борьбы с конвоями, направлявшимися в северные порты СССР. Тогда же к ним присоединился линкор «Тирпиц» с двумя броненосцами, двумя тяжелыми крейсерами, легким крейсером и пятью эсминцами. Убедившись, что натиск немцев не сокрушил русских, союзники умножили усилия, направленные для снабжения Красной Армии военными материалами, для повышения ее боеспособности. Рейс по северному пути от Исландии, где формировались конвои, до Мурманска и Архангельска суда совершали всего за 10—12 дней. Однако риск короткого маршрута был огромен — погибало до 21 процентов грузов, но преимущества перевешивали опасность. Около четверти военных материалов в войну было отправлено по этому пути.

Наши лодки не только охраняли союзные конвои с поставками для Советского Союза, но и постоянно атаковывали вражеские конвои с поставками для северных немецких войск.

В период с 22 января по 8 февраля 1942 г. лодка «Щ-421» потопила шедшие с сильным охранением: в районе мыса Нордкап транспорт противника, водоизмещением 8 тыс. т, в Порсангер-фьорде транспорт «Консул Шульте» (2975 брт). После выстрела по второму транспорту лодка была обнаружена. Преследование продолжалось полтора часа. «Щ-421» получила повреждения, но благополучно вернулась в базу5. К концу февраля 1942 г. на счету лодки уже семь побед — боевых и транспортных кораблей общим водоизмещением 49 тыс. т. Таков вклад в победу лунинской «щуки» всего за полгода сражений. В марте 1942 г. капитан 2 ранга Н.А. Лунин был назначен командиром крейсерской подводной лодки «К-21».

В июле 1942 г. после возвращения из очередного похода у трапа Н.А. Лунин подробно доложил А.Г. Головко о том, как его лодка «К-21» атаковала линкор «Тирпиц», плавучую крепость длиной около четверти километра, в 52,6 тыс. т водоизмещением и с экипажем из 1600 человек. Находясь в центре вражеской эскадры, лодка выпустила по линкору четыре торпеды. Поднять перископ, чтобы увидеть результат атаки, не было никакой возможности. Акустик зафиксировал сначала два взрыва, затем через две минуты третий, раскаты которого продолжались 20 сек. Н.А. Лунин посчитал, что их причиной было попадание первой торпеды в миноносец, успевший подвернуть на контркурс к линкору и, скорее всего перехвативший ее на себя. Затем на миноносце взорвались глубинные бомбы, и корабль затонул. В суматохе гитлеровцы лодку упустили. Английские историки игнорировали факт этой атаки. По их версии, «Тирпиц» не решился преследовать брошенный на произвол судьбы по приказу Адмиралтейства Великобритании конвой «PQ-17», так как в водах еще присутствовал британский авианосец «Викториес» с самолетами-торпедоносцами. Весьма спорное и нелогичное утверждение, оправдывавшее действия Великобритании, отозвавшей свои корабли сопровождения конвоя «PQ-17», в результате чего транспорты остались без охраны6. До атаки Лунина «Тирпиц» признаков ухода из зоны действий не проявлял. О том, что здесь замешана политика говорит тот факт, что через несколько часов после атаки «К-21» немецкая эскадра была обнаружена английской подводной лодкой «Аншейкн» Но командир лодки лейтенант Уэстмакотт не стал атаковать7. На что он решился, так это только сообщить о ней. Тем не менее, мы не должны считать английских моряков, и тем более подводников, трусами, они неоднократно доказывали свою отвагу в борьбе с фашистами. Однако ... приказ их командования – должен был выполняться беспрекословно.

А вот что сказал командир Бригады подводных лодок И.А. Колышкин после атаки на «Тирпиц». «Что же касается Лунина, то его воинский подвиг неоспорим. Мастерски прорывал он охранение, мастерски маневрировал, идя с расчетливым риском навстречу смертельной опасности. «К-21» сделала то, что не решились или не захотели сделать англичане: она стала на пути главных сил противника, чтобы заставить их повернуть назад и тем самым спасти от окончательного разгрома конвой РQ-17. Наш союзник, обычно столь щепетильный в вопросах морской чести, оказался явно не на высоте. Ведь защита всеми силами и мерами охраняемых транспортов составляет суть любой конвойной операции. И решение бросить без боя транспорты на произвол судьбы трудно назвать мягче, чем недобросовестное, независимо от мотивов, которыми оно было продиктовано»8.

Но если даже залп и не завершился попаданием торпед в главную цель, это не умалило его значения. Радиограмма Лунина в штаб флота об атаке линкора была перехвачена и расшифрована вражеским командованием. Скрытность гитлеровской операции оказалась утраченной.

Факт атаки лунинской лодки на «Тирпиц» отрицала и геббельсовская пропаганда, что нашло отражение в трудах немецкого историка Ф. Руге. Его можно понять, так как германские корабли не обеспечили надежную охрану плавучего монстра от советской подводной лодки. Однако многие ветераны-североморцы рассказывали о том, что будто бы по личному распоряжению Гитлера, в оккупированном Ростове на Дону сразу же после этой атаки был найден и повешен отец Н.А. Лунина (странное совпадение)...

Одна маленькая лодка – и против такого гиганта. Но, так или иначе, результатом атаки было то, что линкор вернулся на место стоянки в Альта-фьорд, и до конца войны свою берлогу не покидал. Там же в сентябре 1943 г. он был поврежден взрывами двух зарядов, подведенных под него британскими карликовыми субмаринами. После этого их экипажи затопили свои лодки, а сами сдались в плен, что для наших подводников было бы неприемлемо. Впоследствии немцы подняли затопленные лодки9. Почти через год (24 июля 1944 г.) по данным авиаразведки Главного морского штаба СФ «Тирпиц» находился в Альтен-фьорде и, предположительно, проходил ходовые испытания10. Для его ликвидации с аэродромов Англии 12 сентября 1944 г. вылетели 38 самолетов «Ланкастер», два «Либерейтор» и один «Москито» с последующей посадкой на североморский аэродром Ягодник. Атака была неудачной. Из-за плохой погоды в районе цели самолеты удара не нанесли. При посадке семь самолетов «Ланкастер» потерпели аварию. Один из них впоследствии был восстановлен и улетел в Англию. Позже Военно-воздушные силы Беломорской флотилии восстановили еще два самолета и использовали в качестве транспортных. Четыре самолета ремонту не подлежали и были разобраны на запасные части. Точку в судьбе «Тирпица» поставил налет 28-ми английских тяжелых бомбардировщиков «Ланкастер», взлетевших с аэродрома Ягодник 15 сентября 1944 г. и сбросивших шестнадцать «Blockbuster» — американских тяжелых фугасных бомб по 6730 фунтов и 72 бомбы по 200 фунтов. В результате корабль перевернулся и унес с собой жизни 1200 человек. Четыре самолета были повреждены зенитками противника11,12,13. Так бесславно закончилась история грозного «Тирпица». В море линкор не вышел.

В ноябре 1944 г. для получения фотоснимков, подтверждающих успешное проведение союзниками важнейшей операции, был направлен наш разведчик, летчик 118-го разведывательного авиаполка СФ Сергей Михайлович Бондаренко, которому довелось сделать исторический снимок линкора. Этот уникальный снимок в феврале 1983 г., в преддверии 50-летия КСФ, он подарил моему отцу, с которым они вместе работали в Совете ветеранов КСФ.

Непосредственный участник знаменитой атаки линкора «Тирпиц» командир БЧ-2 капитан-лейтенант Владимир Леонардович Ужаровский незадолго до своей кончины в 1998 г. в своих воспоминаниях настаивал на попадании торпеды в линкор. По его мнению, она была причиной внезапного выхода из строя одной из трех машин, в результате чего линкор потерял возможность развивать полный ход. Однако, не имея стопроцентных доказательств попадания, Лунин отправил шифровку: «По флоту. Широта..., долгота..., линкор «Тирпиц», два крейсера, охранение 8 эсминцев, курс..., скорость, атаковал, слышал два взрыва... Командир»14. Версия, высказанная контр-адмиралом В.Л. Ужаровским, тоже имеет право на жизнь. История рассудит наших и зарубежных исследователей. Немецкие и английские архивы еще долго будут хранить свои тайны.

Командующий СФ дал свою оценку эпохальной атаке: «Внимание Лунина сосредоточилось на «Тирпице», что было, безусловно, правильно. Из всех находившихся вокруг «К-21» вражеских кораблей «Тирпиц» представлял самую важную цель – огромная современная плавучая крепость. Грозная махина, способная померяться силами с любым из современных мощнейших кораблей. Не удивительно, что англичане боятся «Тирпица». Мало было храбрости, чтобы выстрелить в «Тирпиц», находясь в самом центре фашистской эскадры, то есть иметь все шансы быть потопленным. Надо было выстрелить наверняка, чтобы не зря рискнуть лодкой, экипажем, собой. Пятнадцать раз Лунину пришлось поднимать перископ и менять курс лодки, прежде чем торпедисты услышали единственное ожидаемое ими слово командира»15.

Чтобы представить себе степень психологической и физической нагрузки командиров подводных лодок в походах, их крайнюю измотанность, достаточно сравнить, как выглядел на снимках Герой Советского Союза Н.А. Лунин в разных эпизодах войны. На первом — в июле 1942 г., только что вышедший из лодки и только что успевший отчитаться перед командованием после похода, в котором им был атакован гитлеровский линкор «Тирпиц». Мы видим человека, безмерно уставшего после многих суток напряженного поиска врага, атак, ухода от преследований, когда об отдыхе, сне и глотке чистого воздуха мечтают как о чем-то несбыточном. Это командир, в течение всего похода постоянно испытывавший груз ответственности за выполнение задания командования, за жизни вверенных ему людей, за выживание лодки. Перед нами человек, достойно и полно выполнивший работу, но всмотритесь в глаза этого человека. На втором он же — на парадном портрете в 1944 г., в год освобождения Заполярья.

Родина высоко и по достоинству оценила подвиги «лунинцев». Все члены экипажа получили правительственные награды. «Воюет Лунин дерзко, хитро и, я бы сказал, с размахом... По части тактики Николай Александрович может многим дать сто очков вперед, несмотря на свой сравнительно невеликий воинский стаж... У меня нет никакого сомнения, что дела у Лунина пойдут еще лучше: он восприимчив к опыту, умеет извлекать уроки и из успехов, и из неудач», — так впоследствии отозвался о Н.А. Лунине командир Бригады подводных лодок И.А. Колышкин16.

Монолитным, слаженным воинским коллективом показал себя экипаж подводного корабля. Эти люди неоднократно дерзко прорывались сквозь усиленные вражеские конвои, пускали ко дну один транспорт за другим, ставили мины, высаживали разведчиков в тылу врага. Подводной лодкой «К-21» было потоплено 16 военных кораблей и транспортов и семь малых кораблей противника.

С декабря 1943 г. Н.А. Лунин командовал дивизионом подводных лодок СФ. В начале 1944 г. его направили для продолжения образования в Военно-морскую академию, после окончания которой с 1946 по 1962 гг. служил в ВМФ. В отставку уволен в звании контр-адмирала17.

Прошли годы. Адмирал Н.И. Виноградов в своих воспоминаниях отмечал, что успехам подводной лодки «К-21» способствовала настоящая мужская дружба командира Н.А. Лунина с комиссаром лодки С.А. Лысовым. Дружной паре по силам было очень многое18. Каждый из них делал свое дело, а вместе они воспитали и сплотили коллектив, способный на большие подвиги. В апреле 1979 г. на выставке фоторабот Р.Л. Диамента «Война на Севере», посвященной 35-летию Победы в Великой Отечественной войне, бывший комиссар подводной лодки Н.А. Лунина «К-21», а потом старпом этой лодки, капитан 1 ранга Сергей Акимович Лысов вспоминал о событиях давно минувших дней. Его рассказ слушали люди, не пережившие стресса боя, люди, еще не родившиеся в ту пору, внуки ветеранов СФ, слушали жены, трудившиеся в тылу и всю войну ждавшие возвращения своих мужей с фронта. Живое слово ветерана лишний раз давало им возможность понять, в каком состоянии находились их близкие, дорогие люди долгие суровые военные годы.


Литература

  1. Ф. Руге Война на море. 1939-1945. – М.: Воениздат, 1957. – 414 с. С.271,272
  2. ЦВМА, ф. 112, д. 1497, л. 226, 227.
  3. Виноградов Н.И. Подводный флот. – М.: Воениздат, 1989. – 318 с. 6 л. ил – (Военные мемуары) С.31.
  4. Колышкин И.А., контр-адмирал. В глубинах полярных морей. Изд. 2-е, испр. и дополн. Воениздат. 1976. Серия «Военные мемуары». 328 с. С. 256.
  5. ЦВМА, ф. 112, д. 1497, л. 331, 331 об.; Rohwer J., Hummelchen G. Chronik. S 214.
  6. Полярные конвои. Сб.: Пер. с англ. А.Г. Больных, М.: ООО П54. «Издательство АСТ», 2663. 668 с.: 16 л. ил. (Военно-историческая библиотека). С. 117,118.
  7. Вестник - Подводное кораблестроение. Прошлое, настоящее, будущее. Выпуск № 13. К.М. Сергеев, Лунин атакует «Тирпиц» Санкт-Петербург СПМБМ «Малахит», 1999. с. 92.
  8. Колышкин И.А., контр-адмирал. В глубинах полярных морей. Изд. 2-е, испр. и дополн. Воениздат. 1976. Серия «Военные мемуары». 328 с. С. 183.
  9. Мировая война: Взгляд побежденных, 1939-1945 гг. – М.: ООО «Издательство АСТ», СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2662. – 736 с., [24] л.: ил. – (Военно-историческая библиотека). С. 499.
  10. Инв. 1756, л. 4.
  11. Ф. Руге Война на море. 1939-1945. – М.: Воениздат, 1957. – 414 с. С. 275,286,284.
  12. Арх. Отчет о боевой деятельности Беломорской флотилии за второе полугодие 1944 г., л. 26, л. 26 об; Оперативные сводки ГМШ ВМС по Северному флоту за сентябрь 1944 г., л. 35 об., 41.
  13. Арх. 13569, л. 26, 26 об.; арх. 12248, л. 35 об., 41.
  14. Отечественная военная история. Подводник России. Коллектив авторов. Информационно-исторический альманах союза подводников России. 2003 год. № 3 с. 256. С. // В.В. Заборский. Реквием подводникам Великой Отечественной ... С.173.
  15. Арсений Григорьевич Головко. Вместе с флотом 2-е изд. испр. и доп. М. Воениздат, 1979. С. 110, 111.
  16. Герасименко Д.Я., Колкер И.И., Нехорошков Ф.А. Славен героями Северный флот. Мурманск. Кн. Изд-во, 1974. 268 с. С. 16.
  17. Герои Советского Союза Военно-Морского Флота. Биогр. Справ. Под общ. Ред. В. Н. Алексеева. М., Воениздат, 1977. 557 с., с портр. С. 365.
  18. Виноградов Н.И. Подводный флот. – М.: Воениздат, 1989. – 318 с. 6 л. ил – (Военные мемуары) С.148.

Вернуться к списку статей

 © 2005-2018  архив, разработка сайта: Правовая информация
  Rambler's Top100